О ЛЮБВИ, ДЫХАНИИ И СМЕРТИ

Письмецо в конверте

погоди, не рви

Не везет мне в смерти –

повезет в любви…

Посвящается моей семье

и всем, кто со мною шел


июнь. начало. вдох.


И. К.

Не думая, не выбирая

В чужом нечаянном краю

Мне подари кусочек рая –

Любовь отважную твою

Она закружит и захватит

и ввысь утащит за собой

А я там буду в новом платье –

возможно, с новою судьбой.

И в параллельном этом мире,

в моей душе (в твоей душе?)

мы будем жить в одной квартире

на предпоследнем этаже…

Доброе утро, последний герой

доброе утро, тебе и таким как ты.
В. Цой

Последний романтик –

всегда последний,

он не умирает – что за бредни?

Он просто не может умереть,

оставив этот мир закованным в цепи

На откуп тем, кто темницы крепит
и не умеет петь.

Последний романтик, боец-одиночка

пока в борьбе не поставлена точка –

он не уйдет на покой.

Но каждый пишет свои страницы

и каждый держит свою границу,

Ведет свой собственный бой.

Последний романтик

всегда где-то рядом,

но с ним так трудно встретиться взглядом…


Ушедшим через барьер

Я – одинокий волк,

прошедший через горы,

где тянется мой след

кровавый на снегу.

Я – одинокий волк,

за мной летит погоня,

но я еще живу,

но я еще бегу.

Последний мой собрат

упал на перевале,

его прощальный вой

под выстрелом затих.

Я не смотрел назад –

мне права не давали

Я выживу один –

чужой среди чужих.

Я запретил себе

мечтать о передышке

К последнему рывку

я силы берегу.

Я – одинокий волк

и может быть, мне крышка,

Но я еще – дышу.

И я еще – смогу.

июЛь. ПАУЗА. ПРЕДЧУВСТВИЕ

— — —

Стою нагой я

среди ветвей,

на берег выброшен после потопа…

Ведь если кто-то из нас – Одиссей,

то кто-то должен стать Пенелопой.

— — —

Вновь раскололся небосвод,

закатом пламенным алея,

и если умер Дон-Кихот –

на бой выходит Дульсинея.


Дальше мы задерживаем дыхание,
пытаясь держаться за воздух.


ФЕВРАЛЬ. КОНЕЦ. ВЫДОХ.


Содеянное тобой

однажды к тебе вернется.
М. Стоялова

Убивать любимых – тяжкий труд,

за него сторицей воздается.

Есть на этом свете Страшный суд –

это наше горе, гнев и гордость.

Позовешь на помощь сто друзей –

сто рублей проблемою не будет…

Кто полжизни строил мавзолей,

для того спасенье только в чуде.

Я себя виной не удушу,

ведь улыбка не бывает пленной.

Если я прощенья попрошу –

то не у тебя, а у Вселенной.

— — —

Если кто-то умирает –

значит, это кому-нибудь нужно?

нужно, чтобы на этом небе

стало меньше одной звездой…

Может, это нужно тем,

кто ищет счастья

в падающих звездах,

но не в себе и не рядом с собой.

Создай мне иллюзию мира.
М. Стоялова

Я писала тебе стихи –

сколько было в них чепухи!

И алмазные стрелы, и кони…

Только мы не ушли от погони.

Убежать от собственной тени

можно лишь до предела ночи

А погоня нам вслед хохочет –

нет нужды ей гнаться за нами,

если кони ходят кругами,

если их подгоняет страх.

Ты заходишь на третий круг,

ты не знаешь, кто враг, а кто друг,

и дорога сна так длинна,

и пустынна, и холодна,

и пройти ее в одиночку –

невозможно. Поверь мне.

Точка.


Уходя в пике, не забудь
в синее небо бросить последний взгляд.
М. Стоялова

Спасибо за все, что было –

ведь я тебя все же любила.

За листья в лучах заката,

за вереск ветрами смятый,

за веру в меня и в мечту.

За слезы и смех, за стойкость

За остров, где мы вдвоем

хотели праздновать свадьбу –

не состоялась она.

За воинскую науку

и даже за ту разлуку,

что слово твое предрекло.

Но больше всего за то,

что лишних слов не сказала.

А сказано было немало.

Ну что ж, мы люди, не боги,

осколки нам ранят ноги

и сердце ранит стекло.

Разбилось зеркало. Жаль.

Пройдет и эта печаль

ведь всё проходит, увы.

Наш общий ребенок вырос.

Костюмчик ему на вырост,

ему еще шаг до взлёта,

как мне – лишь шаг до любви…



МАРТ. ПЕРЕБОИ С ДЫХАНИЕМ.

Белая Бела и Черная Иза

стояли, обнявшись, у края карниза

вместе стояли, вместе упали

и на минуту дышать перестали.

Длилась минута не год и не два –

вместе с дыханьем вернулись слова.

А со словами вернулось сознанье,

вновь разбережены старые раны.

С ужасом крикнула Черная Иза

Беле: «Зачем же столкнула меня ты с карниза?!»

Белого снега белее была

Бела. И отвечать не могла.

Но ярость вскипела в ней. Крикнула Бела:

«Как ты позволила, как ты посмела

нас завести на крутой бережок?!

Ведь знала ты правду – признайся, дружок!»

Им разойтись бы, но злоба крепка

и у кого-то поднялась рука

выстрелить вслед уходящей подруге.

Точен прицел, невзирая на муки.

И унесла с собой Белая Бела

черные, ядом омытые стрелы

Черная Иза с собой унесла

белый шиповник и уши осла…

что-то вроде паузы

— — —

Четверг пошел, а дождь не наступил

не свистнул рак, но стало больше денег

Суббота начиналась в понедельник

и бог, обжегшись, вновь горшок лепил.


Девочкам, обдумывающим житье

Ты можешь ждать без сигареты

и пообедать без котлеты

ты можешь петь без анаши.

Ты можешь всё, ведь время лечит

и долгий путь не бесконечен,

но только, милая, ДЫШИ.

Ты можешь быть дождем и снегом,

ты можешь стать огнем и небом

и солнца светом золотым.

Не останавливай дыханье –

и улыбнется мирозданье,

и снова познакомит с ним…

Заклинание

Ключ в замке,

перо в петлице,

ноль – и рядом единица

так рождается на свет

рук и ног, судеб сплетенье

средоточье, средостенье

новой магии расцвет…

Два солнца стынут –

не больно от их лучей.

И то остынет первым,

что горячей.
М. Цветаева

Два солнца в небе:

Одно – нагоняет страх,

другое – знает: тепло мне

в его лучах.

Два ложных солнца,

и выживет лишь одно –

в ком было больше света

отражено…

МАРТ – АПРЕЛЬ. КОНЕЦ. ВЫДОХ.

В день солнечного затмения

случится тебе знамение

душа обретет спасение

и станет земля добрей.

Мы сор из избы повымели

друг друга назвав по имени,

любовь в небесах растворили мы,

чтоб вновь раствориться в ней…

— — —

Пока горит свеча, Бог слышит все молитвы

от той, чье тело стало полем битвы

где свет и тьма – в итоге только тени

и так неверны времени ступени.

Где узок путь, ведущий на свободу

сквозь звуки струн, через туман и воду

через огонь пройти, не оглянувшись

руки твоей ни разу не коснувшись –

так было надо. Веришь ли? – не знаю.

Теперь и ты другой, и я другая.

Чтоб набело писать свою страницу,

сначала отпусти на волю птицу…


АПРЕЛЬ. ВЫДОХ.


Баллада о потерянном рае

Несколько волн. Водоворот.

В нем утонуть – как нехрен делать.

И пусть время лечит, а вечность ждет –

все помнит лишь тело. Наше тело.

Как строили лодки, но грянул гром –

и их разметало буквально в щепки.

Как верили в небо, а небо огнем

спалило все кривые зацепки.

За крохи любви, за один лишь миг

мы заплатили и потом и кровью.

Рухнула вера, и вырвался крик:

Неужто и ЭТО зовут любовью?!

Милый, опомнись, остановись –

ведь я же искала в тебе спасенья!

Но нет. Ступени всё вниз и вниз

где холод и мрак и чужие тени.

Груз тянет ко дну, и немеет рука

и сердце стучит всё быстрей и тише…

Ах, если знать бы – наверняка –

что с каждой ступенью небо ближе!

…Несколько волн. Водоворот,

где я о прощеньи мечтать не смела.

И если снова весна придет –

все вспомнит лишь тело.

Наше тело…

И.К.

— — —

Я прощу – лишь только позови –

вовремя не поданную руку,

боль не встречи, новую разлуку,

если начиналось все с любви.

Всё возможно. Только – позови.


Слово сказано так,

как сказано.

Все узлы наконец развязаны.

И меж нами со скоростью молнии

– Пустота. Тишина. Безмолвие…

Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s